Сенная площадь. До и после.

Главная » Блог » Инфо » Сенная площадь. До и после.

Опубликовано: 2005-07-12

Все жители Петербурга и, я думаю, определённая часть гостей северной столицы, знают одну из центральных площадей города, достаточно старую и часто фигурирующую в литературе,  песнях, стихах.

Сенная площадь

Мои детские воспоминания о Сенной площади начинаются с площади Мира. В годы моего детства, а это начало 80-х прошлого века, Сенная площадь (далее – СП) называлась площадью Мира. Так же называлась и станция метро. Я помню автовокзал,  откуда ПАЗ-ики и Икарусы отправлялись в междугородние поездки, помню окруженный яркими красно-зелеными клумбами круг площади, автоматы с газировкой за 1 коп. по периметру площади. СП того времени почему стоит в памяти как что-то солнечное, теплое, яркое и эдакое доброе, что-ли…

Помню – подойдешь, бывало, к автомату с газировкой, а там такие стаканы граненые стоят на подставочке, возмешь, сполоснешь, копеечку кинешь и вливаешь в себя газировку, прошибающую на слезу :))) Тырил народ, конечно, стаканы, но почему-то не нестолько заметно это было.
Прошли годы. Площадь попала в перестроечные и постперестроечные времена. Как шампиньоны конский навоз, ее всю сплошь усеяли ларьки (по-московски – палатки :)) Народ мрачный стал крутиться на площади – серый, грязный, хмурый. Торговля валютой, краденым, импортным товаром, китайскими шмотками, турецким тряпьем самого нижайшего пошиба, наркотой и оружием на СП, особенно около метро, наверное, была на пике своего расцвета. Друган у меня со школы есть один, так он “спекулировал”  тогда валюткой на СП. По тем временам у него крутились тогда совершенно шальные, боольшие деньги :))) Вот забавное было время, просто смешное. У школьника 4-5 класса (не помню год точно) так, чисто на мелкие расходы, в карманах гуляют суммы, эквивалентные нескольким месячным заработкам его родителей :))) Ералаш, да и только.
Позже я и сам работал на Сенной. Нет-нет, не подумайте, товарищи :))) Я в ларьке сидел периодически, возил товар, грузил машины. В то время мне даже нравилось на СП. Ее мрачный, тяжелый дух соответствовал моему тогдашнему настрою. Мне нравилось ходить по Сенной, лавируя между людей, среди серой, унылой массы. Конечно, я и сам тогда, возможно, был сер и уныл, но мне казалось иначе.

Работал я на переулке Ефимова.

Забавно было с телегой ходить от склада к ларькам. Идешь, катишь перед собой эту здоровую, ржавую дуру, которая громыхает словно пустая бочка, катящаяся по горному склону, и рявкаешь направо и налево “Осторожно!”, “Дорожку, осторожно!” , “Поберегись, бабуля!”. Народ по СП постоянно шастал один и тот же, поэтому сообразительный. Бывало, идёшь куда-либо, опаздываешь, а не пройти сквозь толпу. Рявкнешь “Дорожку, осторожно!!!” и – вперед, Вася! Главное пройти вперед до того, как шарахнувшиеся сообразят, в чем дело :)
Потом площадь переименовали. Разницы зрительной никакой не появилось, кроме следов от сбитых табличек ПЛОЩАДЬ МИРА.
Следующим ярким пятном в новейшей истории СП была ее реконструкция. Всё огородили и несколько лет шло строительство станции метро Садовая. За здоровым бетонным забором стояла здоровая круглая башня, которая была не чем иным, как выходом на поверхность метростроевцев.
Несколько лет, возможно, даже, около 10, забор стоял, метро медленно строили. Потом метро стали заканчивать, башню растащили на дрова, площадь заровняли и открыли сквозное движение через нее с Московского проспекта на переулок Гривцова. Это было заметное событие.
Потом снова шли годы и вот, наконец, случилось, площадь стали мостить, к 300-летию города хотели это приурочить.  Замостили плиткой, правда так, что через пару недель то тут, то там ямы здоровые появились, люди туда десятками падали и пропадали без вести. Шутка. Но впадины заметные и вправду были.
Потом СП окружили кольцом павильонов, поставили скамеечки, стильные, однако – в виде двух косых колес от телеги, а между ними сидение.

Посадили деревца.
Но всё таки время и аура, что-ли, местности, или, как еще выражаются латинцы “genius loci“, берут своё и грусть Сенной площади вкупе с доспудной тоской просвечивают.
Сейчас, в 2005 году, на Сенной площади круглые сутки идет тороговля, большая часть площади окутана стойкой вонью шаверм, пирожков, сосисок, блинов и прочих хычин. На стильных скамеечках с утра до середины дня спят бОмжи со своими котомками баночек и бутылок, а днем скамеечки занимает молодежь и люди, не понявшие, чего им от жизни нужно и что хорошего в ней они могут сделать.
Жрут, пьют, ржут, в общем – весело.
А на днях иду – между скамеек лежит что-то, прикрытое большой зеленой клеенкой, из-под которой торчат синие руки-ноги и горкой вздымается живот. Два обалдевших от жары милиционера сидят и тоскуют на соседней скамейке, следя, как бы кто не упёр, или еще чего не сделал с почившим.
Алкаши, сидящие в пятке метров от жмура, рьяно и с заметным профессионализмом доказывают друг дружке:

-Цирроз это! Точно тебе говорю, паря!
-Да нет, сердце, я сам помню он всё кашлял, жаловался!

А на соседних скамейках сидит народ – пьют, кушают, веселятся, анекдоты рассказывают друг другу…
Мимо них идешь – как кадры киноленты. Сменяются люди, времена, нравы, языки, живые и мертвые, разные, все такие разные.
Конечно, СП занимает очень важное место в жизни города.
Я  считаю, что это один из, как бы выразиться, нервных центров города. Но мне кажется, нормальному, чувствующему человеку там можно непрерывно находиться лишь некоторое, достаточно короткое время. Слишком сильна тёмная аура этого места, которую не смогли перебить ни реконструкции, ни благоустройства. Дух местности определяется духом тех людей, кто долго находится там и духом тех перемен, что происходили в этой местности.

Вот и всё.
Всем пока.

Растите радость и добро в себе и дарите их миру

dimo

Вдобавок к этой статье рекомендую интересующимся ознакомиться с одним замечательным текстом  –  историей Сенной площади, которую я откопал в интернете – читайте ниже.


И.В. Попов

ХРАМ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ НА СЕННОЙ ПЛОЩАДИ (СПАС-НА-СЕННОЙ)

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Сенной площади.
Вид второй половины XVIII в.

Сенная… Одна из старейших площадей города, на протяжении двух веков являющаяся важным узлом, нервом петербургской жизни, возникла при Императрице Анне Иоанновне в 1737 году, когда на болотистом участке к югу от Большой Першпективной дороги (нынешнего Невского проспекта) были вырублены редкие деревья и кусты и разрешен торг сеном, соломой и дровами. По этому, возникшему на заре существования Петербурга, Сенному рынку, получила впоследствии название и площадь.

К Сенному рынку от Большой Першпективной дороги была проложена улица, ведшая в Коломну, где после летних пожаров 1736 и 1737 годов, уничтоживших центральную часть Петербурга, появились первые поселения горожан. Улица эта получила также название Сенной, а впоследствии – Садовой, под этим именем войдя в историю как главная торговая и купеческая улица Петербурга.

Позднее от Сенной площади строго на юг была проложена магистраль, ведущая в направлении Москвы, Киева и загородной царской резиденции – Царского Села (нынешний Московский проспект). Большинство гостей прибывали в Петербург именно по ней, и поэтому Сенная площадь, расположенная «при дверех» служила и своеобразными сенями Петербурга, предваряя собою центральные районы столицы.

«На Сенной пестрый шумный рынок непременно натыкались те, кто въезжал в столицу из провинции, так как он находился на пересечении двух улиц: Обуховского проспекта, что вел от Московской заставы к центру города и Большой Садовой – самой длинной улицы Петербурга, что начиналась в Коломне у церкви Покрова и тянулась на протяжении четырех верст до самого Летнего Сада…» – так писал в начале XIX века о прошлом Сенной П.П. Гнедич.

Садовая делила площадь на две половины. Собственно торговлю сеном представляла собой северная половина, для чего стояли огромные весы, на которых вешали сено вместе с телегой.

По словам известного исследователя Петербурга М.И. Пыляева, – «Сенная площадь была складом сельских произведений, ввозимых по московской дороге, она находилась на рубеже города. Крестьяне, въезжая в Петербург, останавливались прямо здесь, продавая сено, солому, овес, телят, баранов и куриц…

С 1800-х годов крестьяне на Сенную стали доставлять мясо, рыбу и масло, потом появились и огородники, до 1850 года на Сенной производился торг деревьями и цветами».

Летом Сенная была центром овощного и мясного торга. Зимой «зелень пропадала, и вместо нее появлялись целые горы замороженной рыбы. Куры, индейки, гуси, тетерки, зайцы, олени, козы, лебеди, глухари целыми бастионами громоздились здесь друг на друга. Рано утром появлялись здесь повара, кухарки, чиновницы: они увозили домой провизию на извозчиках». В постные дни на Сенной был грибной торг.

Южная половина площади и весь квартал от Садовой до Фонтанки между Гороховой улицей и Обуховским проспектом, принадлежали известному купцу-миллионщику, заводчику и откупщику С.Я. Яковлеву.

20 июля 1753 года на Сенной площади архиепископом С.-Петербургским Сильвестром была торжественно произведена закладка храма во имя Успения Пресвятой Богородицы, сооружавшегося на средства Саввы Яковлева в течение 12 лет.

В народе церковь называли также Спасом-на-Сенной, или, в обиходе – Спасо-Сенновской. Это широко бытовавшее название было обусловлено тем, что до постройки Успенской церкви, на ее месте существовал более древний храм во имя Христа Спасителя, а именно «во имя всемилостивого Спаса происхождения Честных древ честнаго животворящего Креста Христова», что празднуется 1 августа. Первоначально этот деревянный храм стоял на Выборгской стороне, откуда был перенесен на Сенную площадь. Храм был разделен на две половины: теплую («трапезу»), расположенную ближе к главному входу и восточную – холодную («настоящую») с одним престолом. Один из приделов храма был освящен во имя преподобного Саввы (празднуется 5 декабря) в память Дня ангела-хранителя строителя храма – Саввы Яковлева.

Сенная площадь. Акварель Б. Патерсена.
1799-1801 г.

Главный храм «холодной» церкви был освящен во имя Сретения Господня, а затем его освятили во имя Успения Божией Матери.

Сооружение же нового храма, начатое в 1753 году, велось в камне.

В 1761 году в склеп еще строившегося храма (в придел Трех святителей) были перенесены останки родителей Саввы Яковлева с Сампсониевского кладбища на Выборгской стороне. 20 июня того же года последовало его освящение.

Внешне храм был закончен в 1762 году, в год восшествия на престол Императрицы Екатерины II. 20 октября 1764 г. был освящен придел прп. саввы освященного, небесного покровителя храмоздателя. 5 декабря 1765 года был освящен главный храм во имя Успения Божией Матери. Образа в иконостас центрального придела исполнил известный иконописец М.Л. Колокольников.

Центральный придел храма Успения
Пресвятой Богородицы на Сенной площади

Великолепный пятикупольный, выстроенный в связи с колокольней, храм стал доминантой всей Сенной площади. Высота его до креста главного купола составляла 23 сажени 2 аршина (приблизительно 50 метров). Внешним видом храм несколько напоминал стиль Растрелли, поэтому предположительное авторство Растрелли отмечается многими исследователями, однако, автором проекта храма называется и Андрей Квасов.

Вот что писал о стиле церкви Успения знаток Петербурга начала XX веха В. Курбатов: «… возможно, что начата она по проектам Растрелли, за это говорит великолепная постановка главного купола, но форма куполов придана кем-нибудь другим, и не раз изменена». Действительно, храм неоднократно перестраивался. В 1816-1818 годах по сторонам главного алтаря под руководством архитектора Луиджи Руска были построены два придела. На южной стороне храма – во имя Всемилостивого Спаса, празднуемого 1 августа (освящен 14 января 1822 года), а на северной – во имя Архистратига Михаила.

В 1816-18 годах под руководством Л. Руска перестраивается портал храма Успения со стороны колокольни ( из-за неравномерной осадки грунта колокольня повредилась, и архитектору пришлось перестраивать ее и соединить вместе теплый и холодный храмы.

Западный портал храма удачно гармонировал с портиком здания Гауптвахты Сенного рынка, выстроенного в 1818-1820 годах В.И. Беретти для полицейского надзора на рынке. Этот скромный ансамбль служил своеобразными пропилеями при въезде в центр города по Садовой улице.

Южный придел храма Успения, освященный во имя Трех Святителей.
Здесь были погребены родители храмоздателя С.Я. Яколева

В 1833-1835 годах храм был расширен по проекту архитектора А.И. Мельникова. Перестройке подверглись купола и своды, в парусах которых академик С.А. Безсонов написал изображения евангелистов. Перестраивались также Спасский (освящен 14 января 1822 г.) и Михайло-Архангельский придел , который был вновь освящен 14 февраля 1835 года. (выстроен арх. П.Ф. Воцким на средства коммерции советника Михаила Ивановича Новикова). Третий ярус колокольни также был перестроен в эти годы. Колокольня приобрела более стройный силуэт, ставший неотъемлемой частью петербургской панорамы.

На колокольне Спасо-Сенновской церкви было 15 колоколов. На самом большом из них, кроме изображения престольных праздников, был портрет Императрицы Екатерины II с надписью: «Асессора Саввы Яковлева в церкви Успения Пресвятые Богородицы, что на Сенной, весу 542 пуда 18 фунтов 1780 года января 20 дня, лит в Москве, на заводе Ясона Струговщикова». Следующими по весу были: богородичный колокол -1780 года, весом 274 пуда 26 фунтов; полиелейный – 140 пудов; повседневный – 78 пудов 32 фунта, древний – 1762 года – 52 пуда 25 фунтов, а также малые колокола.

В 1867-1871 годах храм перестраивался еще раз по проекту петербургского епархиального архитектора Г.И. Карпова. При нем была начата капитальная переделка верха храма и колокольни: деревянные конструкции были заменены кирпичными, немного изменена форма глав и переделаны портики. Лепные работы выполнили Сильвестр Косолапов и Иван Балин, роспись и реставрацию икон произвел акад. В.В. Васильев. Во время перестройки храма сначала возобновляли главную церковь, а затем по освящении ее, и малую, переднюю от западного входа. Возобновление храма производилось четыре года. Все пять престолов были сняты с мест, и поэтому освящение каждого из них было полным.

Сенная площадь. С литографии А. Брюллова. 1822 г.

Главный престол, во имя Успения Божией Матери, был готов ранее других и освящен митрополитом Исидором 1 октября 1870 года. Остальные придельные были освящены: во имя Всемилостивого Спаса (в память древнего Спасского храма, празднуемый 1 августа); во имя св. Михаила Архангела – 8/21 ноября; во имя Трех Святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста – 30 ноября; во имя преподобного Саввы – 5 декабря. Тогда же колокольня храма приобрела свое «тоновское» завершение в виде луковичных главок. Позднее, в 1960-х годах, эта деталь сыграет роковую роль в судьбе храма. Тогда элементы тоновского (русско-византийского) стиля «умалят», по мнению специалистов и архитекторов, ценность храма Успения как памятника архитектуры.

Перестройка 1867-1871 годов была последней, после нее храм больше не перестраивался, сохраняя свой облик вплоть до 1960-х годов. Тогда же на месте церковного сада был выстроен четырехэтажный дом причта Спасо-Сенновской церкви (современный адрес – Садовая, дом 40) .

В 1897-1898 архитектором В.В. Виндельбандтом к храму были пристроены бетонные тамбуры, а купола обиты золоченой медью. В 1902-1903 были удлинены боковые приделы (арх. И.И. Яковлев), произведен ремонт и реставрация образов.

Главной святыней храма был храмовый образ Успения Божией Матери, иконописный, обложенный жемчужной ризой и осыпанный бриллиантами.

В 1831 году Сенная площадь стала центром холерного бунта в столице. Тогда сюда, к церкви Спаса-на-Сенной прискакал Император Николай I и, сбросив пыльную шинель в дорожную коляску, держал перед народом речь, как это изображено на одном из горельефов его памятника на Исаакиевской площади. Холерный бунт был прекращен.

В благодарение Господу за избавление от холеры, свирепствовавшей в Петербурге в 1848 году, в храме был устроен образ преп. Андрея Критского, икона писана известным живописцем В.М. Пошехоновым.

Усмирение Императором Николаем I
холерного бунта на Сенной площади.
Барельеф памятника на Исаакиевской площади

Кроме того, среди святынь храма были: престол главного храма Успения с золоченой ротондой, украшенный серебряными барельефами, пожертвованными Саввой Яковлевым, конца XVIII века. Запрестольный образ Господа Саваофа, окруженного херувимами, держащего в левой руке шар земной и скипетр, а правою рукой благославляющего; образ Христа Спасителя, замечательный тем, что устроен вологодскими гражданами в благодарение Богу за избавление Вологды от моровой язвы (чумы) в 1605 году (перед ним ежегодно 18 октября вологодское землячество служило молебен в память избавления их города); икона св. благоверного князя Александра Невского в память 1 марта 1881 года – дня трагической гибели Царя-Освободителя Александра II от рук «народников»; большая икона положения Господня во гроб; местные иконы в главном иконостасе – Спасителя и Божией Матери.

Каждый год в праздник Тихвинской иконы Божией Матери, 26 июня в храме служили всенощную и молебен с водоосвящением в церковной часовне. Список Тихвинской иконы, хранившийся в часовне, выставляллся в этот день на паперти для поклонения.

В Мокрый Спас, 1 августа, после литургии из храма совершался крестный ход через Сенную площадь, на Фонтанку, к Обуховскому мосту для водосвятия.

4 июля от Казанского собора в память об избавлении столицы в 1848 от холеры к Сенновской церкви шел крестный ход с Казанской иконой Божией Матери, и на площади при огромном стечении верующих служился торжественный молебен.

Председатель Спасо-Сенновского
благотворительного общества А.Д. Водеников

Хранился в храме и старинный серебряный вызолоченный ковчег, пожертвованный в то время, когда предполагалось убрать новую церковь во имя Сретения Господня, и служащий дарохранительницей.

В храме было две плащаницы. Одна – древняя, устроенная еще основателем церкви Саввой Яковлевым, которая употреблялась почти 100 лет, замечательная по ценности, дороговизне и изяществу: малинового бархата, с «выпущенными» на ней серебром и золотом шитыми изображениями Спасителя и лиц его погребающих, а по углам – святых евангелистов и святых ангелов. В 1856 году была устроена новая плащаница искусной работы художника Ф. Верховцева.

Паникадила и канделябры храма были изготовлены на фабрике Шопена.

В приходе храма Успения велась большая образовательная и благотворительная работа. С начала по конец 20-х годов прошлого столетия при церкви действовало приходское духовное училище. С первых лет существования Спасо-Сенновского прихода здесь призревалось немало вдов и сирот.

В 1871 году при церкви было учреждено, а через два года открыто благотворительное общество для вспоможения бедным прихожанам. А.Д. Водеников пожертвовал обществу участок земли за храмом, и на нем было возведено трехэтажное здание богадельни для призреваемых старушек и приют для детей. В течение 23 лет А.Д. Водеников был председателем общества и пожертвовал ему за это время более полумиллиона рублей. Первоначально в богадельне призревалось 30 старушек, позднее их число выросло до 80, приблизительно столько же детей было в приюте Спасо-Сенновской церкви.

Участие в работе общества принимали протоиерей Гавриил Розов и Иоанн Благовещенский, позднее сменивший о. Г. Розова на посту настоятеля храма, протоиерей Константин Тимофеевич Никольский, а также многие купцы и домовладельцы Сенной площади: Ф.М. Почкин, Я.И. Рожнов. И.Д. Шустров и другие.

Спасо-Сенновский храм был сердцем православного народного Петербурга – Петербурга купеческого, мещанского, крестьянского. О значимости Спаса-на- Сенной в масштабах города говорит тот факт, что по нему получила свое название целая часть Петербурга – Спасская.

Дом Спасо-Сенновского благотворительного общества
(не сохранился). Фото 1900-х гг.

Приход церкви состоял преимущественно из простого народа, поэтому особенно почитались в храме дни свт. Николая Чудотворца и св. Илии Пророка. Это был уже не парадный блестящий С.-Петербург, а та его часть, которая впоследствии получила название «Петербурга Достоевского».

И храм, и весь район Сенной площади тесно связан с именем Ф.М. Достоевского, и отражен в его произведениях. Сам Федор Михайлович часто бывал в храме Успения, вблизи храма сконцентрированы адреса многих героев его литературных произведений: «Бедные люди», «Преступление и наказание», «Идиот» и других. Существует также предание, что одно время на клиросе церкви пел А.В. Суворов. Кроме того, Сенная тесно связана с именем Г.Р. Державина, жившего на площади, с именами Н.А. Некрасова, Н.С. Лескова, скульптора О. Микешина.

Икона Успения Пресвятой Богородицы (XVIII в.)
в Николо-Богоявленском Морском соборе, происходящая,
возможно, из Спасо-Сенновской церкви

В приходе церкви Успения в середине XIX века подвизались и жили: блаженная Анна Ложкина, Христа ради юродивая, погребенная впоследствии на Смоленском кладбище, и странник Александр Крайнев, чья часовня на Митрофаниевском кладбище пользовалась почитанием богомольцев, а пудовые вериги его были помещены в самом Спасо-Сенновском храме.

19 сентября 1899 года церковь Успения стала центром торжества открытия Ярославского благотворительного общества. К молитвенному участию в торжестве были приглашены также жители Петербурга – ярославские уроженцы.

Торжественное молебствие было совершено пред иконою Ярославских Чудотворцев протоиереями храма и священниками из ярославских уроженцев. Во время молебствия пели два хора певчих; Спасо-Сенновский и местного приюта, устроенного А.Д. Водениковым. К слову сказать, уроженцев Ярославской губернии в Петербурге было немало, в основном, это были крестьяне, мещане, купцы, лица духовного звания, а местом, где по преимуществу селились ярославские уроженцы, была Сенная площадь и приход церкви.

Среди известных петербуржцев – уроженцев Ярославской губернии были купцы Елисеевы, основатели фирмы «Братья Елисеевы», настоятель Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом – архимандрит Игнатий Малышев, петербургский градоначальник В. А. Дедюлин, настоятель посольской церкви в Берлине – протоиерей Алексий Мальцев. На всю Россию были известны литейщики колоколов Оловянишниковы. Целью ярославского землячества и благотворительного общества было вспоможение ярославским уроженцам в Петербурге, их трудоустройство и опека; был устроен приют для детей-сирот, живущих в столице.

Среди попечителей Ярославского благотворительного общества были купцы А.Г. и Г.Г. Елисеевы, Ф.М. Почкин и другие ярославцы. Ежегодно 23 мая / 6 июня в день памяти свт. Леонтия Ростовского (позже в этот день было установлено празднование собора Ростово-Ярославских святых) в храме служился молебен, на который собитались петербуржцы-ярославцы.

С.-Петербург. Сенная площадь.
Вид на церковь Успения Пресвятой Богородицы
и Сенной рынок. Фото 1913 г.

Сенная площадь середины – второй половины прошлого века стала одной из самых многолюдных площадей Петербурга, Сенной рынок превратился в один из крупнейших петербургских центров оптовой торговли. С одной стороны, изобилие товаров и ломящихся от снеди прилавков, с другой – антисанитария в жаркие летние дни – роднили Сенную с московским Охотным Рядом, и поэтому остро встает вопрос о санитарном благоустройстве и упорядочении торговли на рынке. На Горсткиной улице (ныне улица Ефимова) были выстроены корпуса Курятного и Рыбного рынков, входивших в комплекс Горсткина рынка, наземные и подземные сооружения которого сохранились и по сей день.

В конце 1870-х годов возникла необходимость реконструкции собственно Сенного рынка, занимавшего все пространство площади.

Победителем конкурса, на благоустройство Сенного рынка, объявленного городской управой, стал И.С. Китнер, по проекту которого на площади были вы строены четыре сухие, строгие постройки из стекла и металла, строительство которых было закончено в 1886 году. Так в ходе реконструкции площади в конце XIX века элегантные просторные и светлые постройки нового Сенного рынка, украшенные гербами Санкт-Петербурга, вобрали в себя бывшее «чрево Петербурга».

Прот. Павел Лахостский, служивший в церкви
Успения Пресвятой Богородицы на Сенной пл.,
секретарь Ярославского благотворительного общества

В 1910 году закончили свое существование и трущобы так называемой «Вяземской лавры», одного из самых темных мест Петербурга, печально известного как обиталище городских низов и преступников, представлявшие собой некоторое подобие Хитрова рынка в Москве. Только в отличие от Москвы, где ликвидация преступного мира «Хитровки» потребовала очень больших усилий и унесла в 1930-х гг. много жизней блюстителей порядка, Вяземские трущобы были ликвидированы гораздо проще. Княгиня М.В. Вяземская, владелица земельного участка по Забалканскому пр., дом 4-6, выстроила на месте прежних сооружений два многоэтажных здания с башнями в стиле модерн (1910-1911 гг.).

К церкви было приписано несколько часовен: Тихвинской иконы Божией Матери (существовала с 1805, в 1893 по проекту В.Ф. Харламова сделана из чугуна), Казанской Божией Матери (1800-е, 1847 – по проекту И. Корсини, тоже из чугуна, 1879 – А.Л. Гольм) – в Апраксином дворе; равноап. Марии Магдалины (1882, А.И. Кракау) в Мариинском рынке; св. Илии Пророка в Михайловском проезде; шатровая чугунная Всех святых (1916, гражд. инж. Л.М. Харламов). Близ храма находились киоты, сооруженные торговцами рынка: у Демидова пер. с образом Спасителя (1885), против гауптвахты – Казанской Божией Матери (1887), около паперти – с образом в память спасения в Борках (1890).

Протоирей Валериан Феодорович Боротинский

Среди служивших в разное время в Спасо-Сенновской церкви священников пользовались известностью: прот. Иоанн Иоаннович Иванов (служил в 1831-1848) – профессор церковного красноречия в Духовной академии, прот. Константин Тимофеевич Никольский (1848-1905) – доктор богословия, знаток церковной истории и литургии, собравший по этим вопросам библиотеку из 30 тыс. томов, и прот. Александр Васильевич Петровский (1905-1915) – профессор Духовной академии, специалист по древнееврейскому языку. Его на месте настоятеля сменил прот. Василий Николаевич Сперанский, служивший в храме до своей кончины, последовавшей 4 декабря 1917 г. После него настоятелем в храме служил протоиерей Орлов, котрорый скоро скончался в больнице, а также профессор прот. Александр Петровский (в 1921-1922 гг. вновь некоторое время бывший настоятелем), прот. Валериан Боротинский и протоиерей Солодовников.

Вид церкви Успения и храмовой часовни
со стороны Спасского переулка.
Фото 1900-х гг.

Про прот. Александра Петровского известно, что он оставался в Петрограде и в 1920-х гг. во время эпидемии ухаживал за больными тифом. Протоиерею Солодовникову с сыновьями удалось в 1920-х гг. покинуть Петроград, впоследствии он проживал в Париже. Прот. Валериан Боротинский в 1918 г. уехал из Петрограда на Кубань, в Екатеринодар, откуда уже с Белой армией эвакуировался в Константинополь, а оттуда в Сербию. Здесь он жил с семьей в селе Рипань близ Белграда. В 1945 г., перед самым вступлением в Белград Красной армии, «белый» священник был убит выстрелом в окно собственного дома в селе Рипань. Кто сделал это, осталось неизвестным.

После революции все ценности из этой богатейшей церкви, несмотря на сильное сопротивление прихожан, были изъяты.

Храм Успения Пресвятой Богородицы на Сенной площади.
Вид со стороны алтаря.
Фото 1950-х гг.

В начале ХХ века причт Успенского храма просил возвести церковь в ранг собора, но, увы, безрезультатно, – только в 1923 году этот ранг был получен благословением Свт. Тихона, патриарха Московского и всея Руси, исповедника.

Спасо-Сенновский храм с ноября 1923 г. до закрытия в апреле 1938 г. принадлежал обновленцам. В 1933 г. одиннадцать колоколов его общим весом 1 200 пудов были сданы Госфонд и, очевидно, пошли в переплавку. Храмовые иконы в 1936-1938 гг. передавались в Спасо-Преображенский собор и в городские музеи. В апреле 1938 ее закрыли и сняли с охраны (решение Леноблисполкома от 21.IV.1938).

Уцелевший в годы блокады храм, не смотря на то, что он был указан в качестве ориентира для немецкой артиллерии, не пережил хрущевской «оттепели». Под предлогом строительства станции метро в январе 1961 г. храм, с которого перед этим сорвали кровлю (позолоту и медь), был взорван. Ныне на этом месте стоит станция метро «Сенная площадь».

Многие из горожан еще помнят этот темно-зеленый пятиглавый храм с высокой колокольней над входом, взорванный январской ночью 1961 года, чтобы освободить место для новой станции метро. Сейчас, лишившись архитектурной доминанты, площадь утратила свой неповторимый облик и выглядит уныло и однообразно.

В 1980-1990-х гг. горожане неоднократно поднимали вопрос о восстановлении храма Успения Пресвятой Богородицы на Сенной площади (перед взрывом 1961 г. арх. Ю.М. Денисовым были сделаны обмеры храма, сохранились поэтажные чертежи и разрезы здания церкви, которые могли бы облегчить его восстановление). Однако, положительного решения городских властей о восстановлении храма до сих пор не последовало не смотря на то, что этого ждут многие петербуржцы, которые любили этот храм и помнят его.

Храм Успения Пресвятой Богородицы перед взрывом. 1961 г.
© журнал «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости», 2003.
Оригинал статьи находится здесь.

Комментировать

Ваша почта никому не будет показана